Cult-turist.ru
На главную Карта сайта Обратная связь
Cult-turist.ru
Достопримечательности Испании, Мадрида, Барселоны,Толедо, Кордова, Гранада, Альгамбра, Музей Прадо

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar
Комментарии пользователей
Чехия. Лучшее в Праге (часть2).
Рейтинг участника: 
Опубликовано 27 ноября 2011, 18:34
Просмотров - 789
Оценка: 5.0 (1 голосов)
Ваша оценка: 

Памятнику национальному герою Чехии Яну Гусу отведена значительная часть площади. Это выглядит несколько странно - столько места отдано под пепелище! Дело в том, что архитектурная композиция изображает символический догоревший костер, на котором Гус был безжалостно сожжен. Но не страждущим, не обожженным изображен национальный герой, наоборот, он по-прежнему жив, стоит прямо и гордо, как будто не затронут беспощадным пламенем, спалившем все живое вокруг. В стороне от пепелища - скульптурные изображения сторонников Гуса и его последователей. Они подавлены случившимся, не могут прийти на помощь, но их сила неумолимо растет. Искренне поддержав идеи свободы, они восстанут, одолеют врага и вознесут гордость чешской нации.

 


 
Избегая лишней патетики, давайте разберемся с произошедшим - за что национальный герой отдал собственную жизнь? Чехия и Германия в 15-м веке входили в единое государство и подчинялись императору Священной Римской империи. Причем столицей страны зачастую провозглашали именно чешскую Прагу, а не какой иной немецкий город. Вот однажды очередной монарх, по происхождению на половину чех, на половину - немец, решил приумножить славу и богатство собственного государства. Вполне естественное намерение, не так ли? А чтобы добиться цели, принял здравое экономическое решение: там, где ресурсы, туда и направлять рабочую силу. Чехия богата полезными ископаемыми, в том числе благородными металлами, а незадействованные трудовые ресурсы могли предоставить германские земли. Вот и призвал монарх голодных, но трудолюбивых немцев к освоению чешских горных приисков. Жить переселенцам где-то надо было, и одеваться во что-то, да и кормиться тоже. Потому вслед за рудокопами из немецких земель потянулись и мастеровые - столяры, швеи, плотники, кузнецы. А за ними - купцы и негоцианты. Добыча полезных ископаемых приносила гигантские доходы. Одна лишь разработка серебряных копий быстро принесла стране процветание. Спрос на благородный металл был необычайно велик - каждое мало-мальское княжество чеканило собственную монету, а Чехия притом главный поставщик серебра. Как водится, работники высокоприбыльных отраслей быстро богатеют. Так и расцвела германская община в Чехии; обладая средствами, принялась активно скупать чешские земли и поместья. Поначалу местные не реагировали - сказывалось природная толерантность, долготерпение и незлобивость славянского народа. Ободренная успехами, иностранная община закусила удила. Немецкие предприниматели становились главным работодателями для чехов, но увы, не больно честными - эксплуатировали до седьмого пота. Росла дороговизна., труд обесценивался. Традиционное сельское хозяйство, в котором была занята основная масса чешского населения, в следствие изменившейся экономической ситуации становилось убыточным, чехи-земледельцы разорялись, их земли скупались за гроши. Причем покупателями являлись исключительно этнические германцы, либо католические монастыри. Как исстари водится, кто богаче, тот и у власти: постепенно правление в Праге и других чешских городах захватили зажиточные немцы, решительно вытеснив оттуда хотя и некогда знатных, но ныне обедневших чехов. Новоявленные господа проводили политику неосмотрительно, и лишь в собственных интересах, что в последствии привело их же к печальному результату.

 

Наступил момент, крайне опасный в любом государстве, когда грабить и воровать становится выгоднее, нежели зарабатывать честным трудом. Что тут говорить о богатых? В природе у сильных мира сего наживаться за счет других, весьма мало отличающееся от банального грабежа, наглого воровства с той же целью присвоения чужого. Правда средства иные: не нож, не топор, а хитрость, обман, ложь - все же оружие не менее опасное. Увы, эти легитимные грабители повсеместно законом (им же писаным) признаются порядочными людьми. К тому мы привычные. Хуже, когда тому неписанному правилу следует простой люд. К словесным трюком не приученный, тем более не привычный ни к выгодной демагогии, ни к доходному очковтирательству, он решает вопрос напрямую - берется за оружие. Когда это приобретает массовый характер - стране грозят серьезные потрясения. Итак, все поменялись местами - обедневшие чехи ушли в разбойнички, а разбогатевшие немцы стали их жертвами. Изначальный смысл всей заварушки был не в национальных различиях, а скорее в социальном факторе. Тем не менее, второе пробудило первое. Усугубила положение явная очевидность: немец - то как правило, стяжатель, а чех - непременно, обиженный и обделенный.

 

Кульминация наступила неожиданно. Связана она с незаурядной личностью, выдающимся философом - Яном Гусом. Умный и трезво мыслящий, свободный от религиозных рутин и мракобесия, он близко к сердцу воспринял проблемы чешского народа, открыто выявил их причины - засилье разбогатевшей немецкой общины и алчность католической церкви. Но мощный пожар гражданской войны зажгли не его пламенные речи, а горящий факел, поднесенный к костру папской инквизицией, для казни Яна Гуса как еретика на костре! Жестокий, грубый, неосмотрительный, но типичный случай, когда устраняя зачинщика, этим и ограничиваются, не решая главную проблему. Потому незамедлительно и полыхнуло в ответ всенародное восстание против иностранных стяжателей и алчного католичества. Король и церковь недальновидно предпочли силовое решение проблемы, объявив крестовый поход против гуситов, в последствии с треском провалившийся.

 

По сей день остается загадкой, как полуголые, полубосые, пешие чешские крестьяне, в главном вооружении которых числились цепи и косы, столь решительно победили закованную в броню отборную рыцарскую конницу. Впрочем, объяснение имеется и достаточно несложное: здравый ум поборол слепую силу. Любая, на первый взгляд, несокрушимая мощь, все-таки уязвима. К счастью, у гуситов нашлись толковые полководцы, которые выявили недостатки вражеского воинства, и нашли верные методы для искусного преодоления мощи неприятеля. Сила конного немецкого рыцаря заключалась в неудержимом напоре, разгоне на открытой местности и мощном прямом ударе. Лучший противник ему - вражеский кавалерист, либо статичные тяжеловооруженные пешие ратники. Однако, рыцарь не сокрушит стену, а конь его не больно поворотлив под тяжелой сбруей, тем более, в лесу или на холмистой местности. Не настигнет ему верткого легковооруженного пехотинца в открытом поле. А если босоногих ополченцев тьма вокруг, аж в глазах рябит, и вовсю наседают, колотят со всех сторон? У рыцаря прорези в закрытом шлеме узкие, затрудняющие обзор? Где тут сориентироваться? Ну, а коль смельчак какой крюком броненосного витязя с коня стащит - тут вовсе беда! Попробуй-ка, вскочи на ноги, коли железа на тебе надето не менее 60 кг! Самое время молиться о пощаде - вмиг враги шлем откинут и горло, как барану, перережут - охнуть не успеешь. Выходит, рыцарям лучше всего наносить удар по скоплениям врагов, пока те в поле и не защищены никакими стенами. Одна надежда: выждать момент - не сможет же противник постоянно врассыпную сражаться. Рано или поздно соберутся повстанцы вместе, в любой битве наступит момент, когда соратники плечом к плечу станут. Мысль верная, но увы, и тут папскому воинству противодействие сыскалось. Мудрые гуситские начальники выдумку явили - научились даже в открытом поле быстро возводить укрепления. Из чего бы вы думали? Из простых повозок, цепями скрепленных. Лишь час работы - и прочная крепость из фургонов, составленных в кольцо, построена. Ни один рыцарь не мог прорвать сей заслон, а для обороняющих что может быть лучше: стрелок на телеге вровень с вражеским конником стоит, самая радость верный прицел держать.

 

А еще у чехов опыт достойный был. За полутораста лет до того татарскую конницу совсем порешили. Ту непобедимую, что из монгольских степей целиком Азию и пол Европы прошла неудержимо, все под себя подгребла. Да вот, Чехия не по зубам кочевникам пришлась. Богемские и моравские крестьяне остановили дикие полчища, в центральную Европу не пустили. Татарская конница в гористой местности неэффективна: каждая расщелина - прекрасная засада: стрелу из укрытия пустить, сбросить камни на головы противников, устроить искусственный горный обвал - проще простого, еще - неожиданно приблизиться к ничего не подозревающему врагу, незаметно выскочить из-за крутого поворота и колоть, рубить зазевавшегося противника. Легко испугать одну усталую лошадь на крутой горной тропе, гляди - и остальные взбудоражатся, скинут всадников, сумятицу внесут. Задача вовсе упростится - легко разить врага, когда он в панике. Подобную тактику чехи и против немцев применили, причем с еще большим успехом, нежели против татар. Тяжелой, закованной в броню коннице труднее двигаться по крутым склонам, нежели легкой татарской, и развернуться много сложнее. Потому рыцарю не просто вовремя обнаружить тихонько подкравшегося с тыла вражеского пехотинца. А тот смельчак легко всадника с коня крюком стащит, а затем добьет поверженного молотильной цепью. Как видите, чтобы победить, смекалистому чешскому крестьянину вовсе не требовалось какое-то особое оружие, достаточно привычных сельскохозяйственных инструментов... Увы, сия проверенная в боях древности лихая тактика дала сбой во время "Пражской весны", когда чехи с дробовиками не сумели противостоять русским танкам....

 

Но вернемся назад, в 15-й век, к нашим... гуситам. Они придерживались оборонительной тактики. А защитники, как известно, всегда в более выгодном положении, чем нападающие, и потому меньшие несут потери. Прибавим сюда, весьма надежную подвижную систему круговой обороны в виде скованных воедино фургонов, ту, что ни один вражеский рыцарь так и не преодолел. Но и это не все. Чехи одни из первых в Европе применили в бою... артиллерию. Да-да, самые настоящие пушки! Примитивные, допотопные, стреляющие каменными ядрами, и все-таки, грозное по тем временам оружие. А еще использовали такую тактику - поджигали фургоны и сбрасывали их с холмов на наступающего противника.

 

Крестовый поход против Чехии захлебнулся. Немецкие феодалы и католическая церковь навсегда потеряли свои владения в Чехии. А местная знать их обратно прибрала к рукам. Гуситы из простонародья, как следовало ожидать, остались при бубновом интересе, а потому не успокоились, на привычные сельско-хозяйственные работы не вернулись. То ли отвыкли от крестьянского труда, то ли пристрастились воевать, ибо тут же принялись осуществлять набеги на немецкие и польские территории. Их глубокие, вплоть до Балтийского моря, рейды были неудержимы, теперь горела уже не чешская, а немецкая земля, и римский папа от безнадеги пошел на сговор с князьями-чехами, признав их вечное право на отобранные у немцев поместья, с одним лишь условием - обуздать гуситов. То и было с легкостью осуществлено: увы, самый опасный враг - не иноземный завоеватель, а собственный товарищ по оружию, продавший и предавший соотечественников. Разгром и роспуск гуситского войска чешскими князьями - еще не самая печальная картина. Худшее началось потом: по всей Чехии запылали костры - казнили крестьянских лидеров, честных проповедников и последователей Яна Гуса. Казнили на этот раз не немцы, не католики. Их жгли теперь сами чехи!
  
* * *
  
Ну что, мои любознательные читатели, вкусили немного от чешской истории? Если хотите еще в нее прогуляться, то непременно ступайте к памятнику св. Вацлаву. Величественный монумент конного князя, в окружении статуй христианских святых - несомненное свидетельство значительности заслуг правителя, равно как и почтение к нему потомков. Напрашивается некое сравнение с киевским князем Владимиром. И не спроста. Чешский Вацлав был главным поборником христианства в Чехии. Он первым объединил страну и крестил чехов. Причем аж за сто лет до установления религии Христа на Руси. Ничто новое безболезненно не проходит. Так и князь поплатился за сей почин жизнью - был жестоко убит во время охоты.

 


 
  
* * *
  
Посетив старинную церковь 11-го века св. Петра и Павла, без сомнения обретешь чувство возвышенности духа и вместе с тем, необычайного умиротворения, ибо здесь похоронены такие известные деятели искусства, как Неруда, Чапек, Сметана, Дворжак. Впечатляет надпись - "Хотя они и умерли, но все еще говорят". Ни добавить, ни убавить.
  
* * *
  
Еврейский квартал (Иосифов) в Праге - неотменная часть истории города. В отличие от городов России и Украины, здесь она не замалчивается. Чехи не потупят взгляд и не отвернутся, если им задать вопрос об еврейском наследии. Тем более, никто не рассматривает евреев, как "не своих". Вдумайтесь: в Праге иудаистская община существует с 10-го века (к слову, в Киеве с того самого времени, о чем тамошние местные историки скромно умалчивают). А вот пражане и по сей день понимают, что процветание их города, значительный подъем торговли и ремесел в большой степени связан с еврейскими поселенцами. Первые проблемы у евреев возникли из-за религиозных разногласий с коренным населением. В 12-м веке во время крестовых походов сильно поднялась христианская нетерпимость к иноверцам. По распоряжению римского папы, евреям отводилась строго обособленная, обнесенная высокой стеной территория в черте города (т.н. гетто). Жителей гетто пометили, обязав носить на одежде желтую матерчатую звезду, дабы отличать их от местного населения. Здесь напрашивается неожиданный вопрос: выходит, евреи не сильно внешне выделялись среди христиан? Значит, этнически они были схожи? Есть версия, будто пражские евреи - не кто иные, как те же чехи или немцы по происхождению, которые еще в языческую эпоху, задолго до христианства, приняли иудаизм.

 

Религиозная нетерпимость в средневековье принимала разные формы - от высокомерного презрения и оскорблений до жестоких погромов. Порой императоры Священной Римской империи применяли жестокие репрессии, к примеру, издавались официальные декреты об изгнании евреев и даже поощряющие их убийства. Существует занятная легенда, будто бы известный религиозный священник, рабби Лёв, для защиты еврейского населения вылепил из глины, собранной на пражских берегах реки Влтавы, большого искусственного человека, оживил его старинным магическим заклинанием, написав у него на лбу слово "emet" (истина), и нарек гиганта именем "Голем". Этот грандиозный истукан внушал неподдельный страх и защищал гетто от погромщиков. Голем рос в размерах и становился все более жестоким, что всерьез пугало христианское население и беспокоило императора. Он был вынужден отменить жестокий декрет. Когда реальная угроза евреям миновала, рабби Лёв ликвидировал Голем, стерев первую букву слова, написанного у него на лбу. Получилось - "met", что означает "смерть". Останки великана были похоронены в Старо-Новой пражской синагоге, где хранятся и по сей день. По приданию, Голем может быть пробужден к жизни, если появится в нем необходимость.

 

Как видим, идея легенды о Франкенштейне родилась на свет именно здесь, в Праге. А может, Голем - это первый в истории рукотворный робот? Тогда древний Иосифов квартал - родина роботостроения? Впрочем, не доказано, действительно ли истукан двигался, скорее всего, был просто статичным , устрашающего вида идолом, возведенным у ворот гетто. А уж как он выглядел, явно секретом не является: в сувенирных киосках по всей Праге во множестве продаются большие и маленькие статуэтки-големы. Они похожи на полуобезьяну-полуробота, причем неизменно зеленого цвета, без шеи, однако с внушительным гористым рельефом мышц. Мне они неизменно напоминают фантастического супергероя Халка из одноименного американского фильма.

 

Возникает вопрос, почему будучи столь религиозно нетерпимой, папская церковь все-таки смирилась с присутствием евреев в Праге? Все просто: потому что обойтись без них никак не могли. 11 тысяч исключительно активного, предприимчивого и работоспособного населения вносило значительную лепту в развитие города и большой доход в казну. Кроме того, евреи имели право заниматься той деятельностью, которая по религиозным соображениям запрещалась христианам - ростовщичеством и денежными ссудами. И сейчас, и тогда невозможно представить мало-мальский торговый или коммерческий проект без начального финансирования, иными словами, без заемных денег. Даже в средневековье строительство большого дома, либо дворца, а также проведение городских работ, например оборудование водостока или возведение церквей и ратуши, неизбежно требовало капиталовложений. А деньги, разве что не у евреев, занять было негде. Должники, впрочем подолгу оставались должниками, честностью не отличались, и как издревле ведется не спешили расплачиваться, зачастую избивали рантье, грабили их, а порой даже убивали. Что может быть лучше бесправного кредитора?

 

Лишь в конце 18-го века император Иосиф II, воодушевленный скорее экономическими причинами, нежели филантропией, облегчил положение евреев, и почти избавил их от дискриминации. А в 1848 году стены гетто были вовсе снесены. Именем императора-освободителя и был назван впоследствии пражский еврейский квартал.
  
* * *
  
По традиции, еврейские храмы во всем мире выглядят весьма скромно, как внутри, так и снаружи. Исключение - Испанская синагога в Праге. Величественный фасад почему-то выполнен в мавританском стиле. Для точности, скажем "псевдо-мавританском", так как возведено здание аж в 19-м веке. Не вполне понятно, почему ее построили именно так. Возможно, иначе и строить не могли. Либо так, либо по-христиански. Но католических церквей в Праге много, а синагога должна отличаться. Зато внутри храм поистине потрясающий. Опущу описание, приведу лишь картинку.

 


 
  
* * *
  
Старое Еврейское Кладбище - памятник вековой грусти народа. Здесь свыше двенадцати тысяч могил. Причем старейшая из них датирована 1439-м годом! В средневековье это было единственным местом во всей Праге, где разрешалось хоронить евреев. Памятники покосились и склонились друг к другу. Это случилось в следствие ограниченности территории кладбища, а также естественного сдвига пластов земли из-за многочисленности захоронений и высокого давления каменных надгробий на грунт. Согласно еврейской религиозной традиции, не допускается перенос могил, потому работы по упорядочению никогда не производилось. Таким до сей поры сохранилось это кладбище с покосившимися, беспорядочными монументами, словно естественный символ еврейского средневекового гетто. Чтобы обозреть эту необычайную картину скорби, не обязательно покупать дорогой входной билет. Вполне и кстати подойдет окошко в стене, через которое хорошо, почти целиком просматривается кладбище.

 


 
  
* * *
  
Памятник выдающемуся писателю Кафке - пожалуй, самый необычный в Праге. Творчество этого незаурядного человека, на первый взгляд, не очень-то увязывается с Чехией - писал он исключительно по-немецки. К какой культуре себя относил - не понятно. Скорее всего, был космополитичен, то есть гражданином мира, и рассматривал человеческую сущность вне зависимости от этнической принадлежности. Но что особенно важно: местом проживания его - Прага, равно как и образование он получил в местном университете... Признаться, композиция памятника меня удивила. Будь я ваятелем, то несомненно, передал творчество Кафки иными символами. Но не стану критиковать скульптора: видение искусства у каждого свое.
 
  
* * *

 

Муниципальный Дом не зря называют "жемчужиной чешского модернизма". Он построен сто лет назад, как большущий концертный зал. Снаружи здание смотрится великолепно, сочетая несколько различных архитектурных стилей, в том числе необарокко и модернизм. Фасад украшен скульптурами. Кроме зала для выступлений в здании функционируют несколько ресторанов с прекрасными расписанными интерьерами.

 


 
  
* * *

 

А вот Пороховая Башня - иной архитектурный шедевр, причем древний, возведенный еще в 15-м веке, выполненный в готическом стиле, с красивой лепкой. Башня служила восточными воротами города, и в соответствии с названием, кроме того, складом пороха. Судя по расположению, пражане больше опасались набегов с востока, нежели с иных направлений. Если враг появится неожиданно, надо вовремя дать отпор, а подвозить боеприпасы из другого конца города - долго и хлопотно, враг сумеет быстро к крепости подойти, лестницы приставить, на стены взобраться. А в ближнем бою сабли да пики скорее требуются, нежели пушки и мушкеты. Кому тогда порох понадобится? Однако, не станем обольщаться: не русского грозного воинства с востока боялись чехи. Смею предположить, что опасались турецких нашествий.

 

 

Продолжение следует.

 

© Copyright Alex Safir

 

Комментарии ( 2 )
Авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий и участвовать в обсуждении.

Очень интересно написано! Собираюсь в Прагу (в третий раз) на Новый год и так удачно наткнулась на Ваш рассказ. Город потрясающей красоты и словно пронизан метафизическими токами. С нетерпением жду продолжения!

05 декабря 2011, 16:39

Спасибо, Len_Len! Все три части помещены здесь. Надеюсь, ваше путешествие принесет новые впечатления. И вы ими поделитесь. Автор.

25 апреля 2012, 00:38
максимальная длина сообщения 1000 знаков
Напиши оригинальный комментарий и получи приз!
Facebook Twitter Вконтакте Mail.ru LiveJournal Yandex
Что изображено на фото?

Где находится и чему посвящена композиция?

Выиграйте 50 баллов от
Культ-Турист.ру
Вы должны авторизироваться чтобы ответить на вопрос!




Опрос пользователей

В нашем приложении "Путеводители Культ-Турист" уже 26 стран, а каких стран лично вам не хватает?

Польша

Швеция

Украина

Хорватия

Словакия

Норвегия

Дания

Литва

Турция

Другой страны

Результаты
  © 2017 Туристический портал
Разработка блога - МираВеб
RSS