Cult-turist.ru
На главную Карта сайта Обратная связь
Cult-turist.ru
Достопримечательности Испании, Мадрида, Барселоны,Толедо, Кордова, Гранада, Альгамбра, Музей Прадо

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar
Комментарии пользователей
Приключения по Андалусии. Часть 2 - Санлукар де Баррамеда!
Рейтинг участника: 
Опубликовано 03 марта 2012, 22:02
Просмотров - 2837
Оценка: 5.0 (4 голосов)
Ваша оценка: 

Утром, заняв место в полупустом автобусе, я устремляюсь в сторону океана. Конечный пункт моих стремлений, город Санлукар де Баррамеда, я выбрала, пытаясь убить одним выстрелом несколько зайцев, поскольку этот небольшой городок сконцентрировал вокруг себя несколько интереснейших мест.


Отсюда в сентябре 1619 года вышла первая кругосветная экспедиция Фернандо Магеллана. Христофор Колумб здесь сел на каравеллу, отправляясь в третью Американскую экспедицию. Этот город расположен на берегу Атлантического океана, в устье реки Гвадалквивир. Неподалеку отсюда находится всемирно известный биосферный заповедник Доньяна, бывший ранее охотничьей резиденцией королевской семьи. Сюда приезжал на свидание с герцогиней Альба Франсиско Гойя. В этом городе, сохранились старинные подвалы, где в 200-летних бочках зреет под слоем плесени уникальное вино – херес мансанилья.


Светает. Вынырнув с улиц Севильи, автобус сворачивает на дорогу по направлению к Кадису. Он едет неторопливо и обстоятельно, заезжая по пути во все крошечные городки. Вдоль дороги тянется сельскохозяйственный пейзаж: за полями с артишоками следуют хлопковые поля, после них поля хилых виноградников, а потом опять хлопковые.


Я смотрю в окно и жду, когда появится ширь океана, принимая малейшее движение воздуха за кромку океанского горизонта, но тщетно - океан надежно укрыт холмами. Вместо обещанных путеводителем полутора часов, автобус проплюхал расстояние в 85 км за два с лишним часа. Выбравшись из автобуса на пронизанную ветром улицу, я понимаю, что сейчас ничто в мире так меня не волнует, как горячий завтрак. Городок Санлукар небольшой. К устью реки от центра города ведет широкий бульвар. Но я иду в другую сторону, где от бульвара начинаются прямые центральные улицы, нисколько не похожие на лабиринты Севильи. Симпатичные кафешки встречаются на каждом шагу. Я иду мимо столиков, облизываясь как лиса на виноград, на огромные поджаристые ломти хлеба, намазанные разными паштетами, которые с аппетитом поедают, запивая горячим кофе, буквально все вокруг меня.


Была одна незадача. Я не знала, как сказать по-испански, что хочу того же.
Пройдя мимо нескольких кафе вначале в одном, потом, развернувшись, в обратном направлении, я все же решаюсь подойти к стойке и, показав пальцем на хлеб, что-то пробормотать по-английски. Вскоре я сижу за столиком, освещенным нежарким утренним солнцем, а передо мной лежит большой ломоть деревенского хлеба, а на тарелке вместе с маслом соседствует мелкорубленая свинина и говяжий паштет, а рядом примостился стакан с апельсиновым соком. Удовольствие стоит немногим более двух евро. После завтрака, пребывая в полном удовлетворении, я вхожу в центр информации, где улыбчивый мужчина свободно отвечает по-английски на все мои вопросы.


Увидев в моих руках путеводитель, он поинтересовался, откуда я. Узнав, что из России, сказал, что его жена украинка. - Спасибо, здравствуйте – выдал он мне свой запас русских слов.
 - И как украинская жена – хороша ли? – спрашиваю я. - О, да! Мне нравится – улыбается он. - А много ли здесь русских живут постоянно? – любопытствую я. - Да около 20 – все очень приятные люди - слышу в ответ.
 - Мне нужна информация о парке Доньяна и о том, как можно туда попасть – задала я вопрос улыбчивому мужу украинки. На карте-схеме все выглядело очень близким и достижимым, но на деле все оказывалось не так. Паром, который перевозит туристов на ту сторону реки, к границе парка Доньяна, не ходил – навигация была закрыта до конца января. Я могла бы погулять по части заповедника, прилегающей к берегу Гвадалквивира, если бы у меня была возможность быстро преодолеть расстояние по шоссе в 10 км вначале туда, а потом обратно. Но у меня не было ни машины, ни велосипеда. Тогда я направилась в самое доступное место. Это небольшой музей при заповеднике, расположенный в границах города, совершенно бесплатный.


Национальный парк Доньяна, основанный в 1969 году, является одним из важнейших заповедников Европы. Его заболоченная территория, дюны, поросшие стланиковой растительностью, служит приютом и убежищем не только для постоянных обитателей заповедника, таких как розовый фламинго, гуси, императорские орлы, но и для тысяч перелетных птиц. Парк протянулся вдоль берега Атлантики от устья реки Гвадалквивир к северу и насчитывает 1300 квадратных километров.


Сравнительно небольшая территория парка расположена в трех экосистемах: зоне болот, зоне средиземноморских лесов и зоне прибрежных дюн с отмелями.
Парк Доньяна известен как местопребывание многочисленных видов птиц.
Конфигурация парка складывалась под воздействием изменения русла реки. Река Гвадалквивир не разделяется на рукава и имеет только один выход в море. Ее берега постоянно меняют свою форму под действием песка, который наносит океанский ветер. В результате постоянного смешения суши и воды сформировалась система обитания непригодная для человека, но идеальная для дикой природы.


Мне было очень интересно дойти до точки, где река становится океаном. Похоже, сегодня не сезон для купания – думала я, втягивая голову в плечи и накидывая капюшон на голову. С океана дул пронзительный ветер, поднимал в воздух песок и мел его по направлению к западу.


 - Эх, развернуть бы паруса - при таком ветре я живо долетела бы до Гаити.


Когда выглянет месяц полный,
Я поеду в Сантьяго-де-Куба.
Поеду в Сантьяго.
Оседлаю черные волны
И поеду в Сантьяго.
Когда пальма захочет стать птицей,
Поеду в Сантьяго,
И в медузу платан превратится –
Поеду в Сантьяго.


Широкое устье реки, песчаный берег, белесый горизонт океана – от этой картины меня охватил трепет благоговения от прикосновения к живому прошлому, когда мужики в ботфортах грузили в лодки провиант и снаряжение, чтобы перевезти их на каравеллы, ждущие на рейде.
А еще раковины. Они выглядывали из прибрежного песка, словно кости доисторических животных – заскорузлые и выбеленные солнцем. Я поднимаю одну и внимательно разглядываю. Она большая, размером с ладонь, и узкая, точно сабля. На ее перламутровой поверхности лежат маленькие круглые ракушки. Когда-то, сотни лет назад, они заползли под защиту ее створок, да и прижились там. Теперь их тела соединены намертво. Вот как образуются рифы!
Раковина такая старая, что легко верится в то, что именно она царапала обшивку кораблей, отправляющихся к амазонкам.


У причала, не горбясь под напором ветра, стоял моряк. Он худощав и низкоросл, но под просторной курткой спрятано гибкое и ловкое тело. Его лицо уроженца Европы, открытое вечным ветрам и жгучему солнцу, напоминает цвет поджаренных кофейных зерен. Он не сводит глаз с океана.


Каравелла качалась на рейде в двух лигах от берега и ждала отплытия к далеким странам. Вчера кормчий вывел ее за пределы отмели, пожелав на прощание семь футов под килем. Удача им была просто необходима – каравелла была стара, ее изъеденные соленой водой бока и днище чуть-чуть законопатили и просмолили, но, несмотря на это, воды в нижнем трюме набирается больше нормы. Ждать было нечего, деньги, отпущенные на экспедицию, таяли, сухари плесневели. Неделю назад по всей форме, предусмотренной законом, был проведен дотошный допрос доном Хуаном де Эррера, судьей из торговой палаты, который искал ответ, готово ли судно к отплытию. Пришлось отвечать под присягой, что провизии на корабле нет, вина – две бочки, вооружения нет, на все вопросы нет и нет, только паруса висят на мачтах, да и тех некомплект. Сеньор судья из Торговой палаты запретил пускаться в плавание, а эскривано его величества засвидетельствовал сие, подписавшись своим именем. Вопреки запрету, завтра каравелла поднимет паруса на рассвете.


Матерь божья, пронеси каравеллу мимо шторма, убереги от встречи с пиратами, не дай взбунтоваться команде, дай попутного ветра и, клянусь, я больше никогда не посягну дерзкой мыслью на невозможное. Дай пройти в последний раз непроходимой дорогой – сотвори милость божью. Если вернусь живым – построю церковь в Севилье в честь святого Себастьяна, ибо в день святого Себастьяна пускаюсь в плавание.

 

В последний раз молился капитан на суше. Завтра в путь.


Тихие спокойные улочки города Санлукар действуют так умиротворяющее, что хочется раствориться в них, оставшись навсегда. Я подхожу к площади, в центре которой фонтан расплескивает свои струи. Все, что выходит витринами на эту площадь, относится к общепиту. Это кафе, ресторанчики, закусочные и пивные. Долго кружу вокруг фонтана, выбирая место для сиесты. Наконец находится столик на солнечной стороне площади с видом на старинный особняк с балкончиками. По балконам бегают маленькие беленькие собачки с разноцветными бантиками на шее и время от времени взлаивают друг на друга. По моим прикидкам их не меньше семи. Стол передо мной накрывают свежей бумажной скатертью, и приносят меню. Передо мной стоит задача не попасть впросак в выборе блюд. Повертев меню в руках, как мартышка очки, и не найдя в нем ни одного знакомого слова, я обращаюсь за помощью к симпатичной немолодой паре, сидящей за соседним столиком - Не подскажете ли вы, в какой части меню написано про рыбу, а в какой про мясо? – Они подсказывают. Выбранной наугад рыбой оказываются маленькие, меньше ладони, плоские рыбешки, прожаренные до хрустящей корочки, а мясом - филе индейки, фаршированное шкварками, с жареным картофелем. Солнце не только светит, но и греет и, разомлев, я никак не могу подняться из-за стола. Но, взяв себя в руки, иду по крутой улице в гору, где виднеется собор небывалой красоты, а рядом с ним замок и сад в восточном стиле, где журчат фонтанчики, цветут клумбы и во все стороны расходятся дорожки из цветной гальки.


Все винные погреба я прошла мимо и знаменитого хереса не попробовала.
Говорят, Севилью основал Геркулес. Или Геракл - по греческой мифологии. 3000 лет назад он вместе с собратьями пересек Средиземное море, прошел по Гибралтарскому проливу, но уклонился от общего курса и выплыл к реке Гвадалквивир. Поднявшись по ней, бросил якорь там, где теперь находится Севилья. Потомки увековечили эту страничку своей истории в названии улицы Аламеда де Геркулес. Кстати Квартира, в которой я жила, находилась в непосредственной близи от этой улицы.


Вернувшись в Севилью затемно, я решительно направилась в сторону предполагаемого нахождения улицы Аламеда. Ровно два часа пыталась нащупать нить в лабиринте сплетения улиц Севильи. Останавливаясь, спрашивала дорогу у полицейских, у продавцов мелких магазинов, у барменов, после чего, точно следуя их советам, я неизменно выходила не туда. То на два квартала левее, то правее, то на четыре квартала вперед. Я думаю, что Гераклу было легче пересечь Средиземное море, чем мне попасть на свою крышу. Дома, упав на кровать, обессиленная от блужданий, я поняла, что мне не справиться с Севильей и решила следующий день провести в Кордове.


Колыбельная – ее поют цыганки в Севилье
У этого лягушонка
Совсем нет мамы:
Его родила цыганка и бросила в яму.
Да, нет у него мамы;
Вовсе нет мамы;
Он родился у цыганки
А после был брошен в яму.

 

Комментарии ( 0 )
Авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий и участвовать в обсуждении.
максимальная длина сообщения 1000 знаков
Напиши оригинальный комментарий и получи приз!
Facebook Twitter Вконтакте Mail.ru LiveJournal Yandex
Что изображено на фото?

Где находится и чему посвящена композиция?

Выиграйте 50 баллов от
Культ-Турист.ру
Вы должны авторизироваться чтобы ответить на вопрос!




Опрос пользователей

В нашем приложении "Путеводители Культ-Турист" уже 26 стран, а каких стран лично вам не хватает?

Польша

Швеция

Украина

Хорватия

Словакия

Норвегия

Дания

Литва

Турция

Другой страны

Результаты
  © 2017 Туристический портал
Разработка блога - МираВеб
RSS