Cult-turist.ru
На главную Карта сайта Обратная связь
Cult-turist.ru
Достопримечательности Испании, Мадрида, Барселоны,Толедо, Кордова, Гранада, Альгамбра, Музей Прадо

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar
Лугано – Милан - Лаго-Маджоре. Послесловие к поездке.
Рейтинг участника: 
Опубликовано 03 июня 2012, 21:56
Просмотров - 2295
Оценка: 4.8 (6 голосов)
Ваша оценка: 

И всё-таки, задуманная поездка в Итальянские Альпы состоялась. Радость пересечь Швейцарию при дневном свете через Базель, Люцерн, мимо живописных  озёр – Зампах, Цуг, Фирвальдштадт. Затем вверх по берегу реки Рейс, многоводной, текущей сначала в широкой  долине.  Горы зеленые, заросшие лесом и кустарником. Более пологие склоны превращены в луга. С набором высоты долина сужается, превращаясь в ущелье с обрывистыми скальными откосами, а река становится горной: увеличивает  скорость и потенциальную энергию.
 
Удивительные в Швейцарии дороги. Прямые, с минимальными изгибами. Кажется, что они расположены на постоянной высотной отметке. Все удобства для передвижения. Всё при минимальном искажении ландшафта, благодаря широкому использования туннелей и эстакад, - дорого, но надежно.

Каждый туннель имеет название. Всегда указана длина - от десятков метров до нескольких километров. Когда-то самый длинный в Европе, Сен-Готард имеет длину 17 км.


В Швейцарии нет специальных водохранилищ. Наличие ГЭС узнаётся по

ниткам водоводов с высоты хребта к зданию станции. Дальше поток течет в своем естественном русле до следующего резкого перепада высот.

Въезжая в Швейцарию, выпадаешь из житейской суеты. Грандиозное создание природы – горы, реки, озера и человек, занявший в этой природе достойное место. Здесь никто не сдвигает горы, не меняет течения рек. Здесь просто живут в гармонии с окружающим миром.
 
Сложная история древности и средневековья, когда территория Швейцарии была предметом притязаний соседей – Франции и Австрии, и периода религиозных войн, сменилась длительным периодом спокойствия, столь благотворного для страны.

После Сен-Готарда дорога сразу спускается в долину реки Тичино. Это уже южная сторона Альп, а Тичино – один из притоков главной реки Италии - По. Многие притоки По после выхода из гор образуют озера. Это Гардо, Маджоре, Комо, Лугано – все, как на подбор,  самые крупные в Италии. Лаго по - итальянски - озеро. Это слово прибавляется к названию каждого.  Хотя Лаго-Маджоре находится в Италии, а Лаго-Лугано - в Швейцарии, итальянский язык здесь – один из основных, а географические понятия не совпадают с государственными. Всё это  Итальянские Альпы. Но отметки водной поверхности этих южных альпийских озер всего лишь 200 метров над уровнем моря, в то время как северные альпийские крупные озера, включая Боденское,  расположены существенно выше - примерно на уровне 400 метров. Это дополнительная причина мягкого климата Итальянских Альп.

Столица швейцарского кантона Тичино – маленький городок Беллинцона. Этот кантон «по просьбе трудящихся» присоединился к Швейцарии в 1803 году. Этому поспособствовал Наполеон, успешно завершивший итальянский поход и снискавший здесь, если не любовь, то уважение.

Город знаменит своими тремя крепостями, занесенными в число памятников всемирного наследия ЮНЕСКО. Эти крепости давали возможность перекрыть долину реки Тичино перед наступающими войсками. Заложение крепостей относится еще к римским временам, однако следующие поколения их существенно модернизировали. Об этом можно судить по характерным «ласточкиным хвостам» - зубчатым навершиям стен, удобным при стрельбе из лука. Это древнее ноу-хау итальянцев в средние века дошло до Московского Кремля.


                                                
                   Стены крепости Беллинцона                                                   
                                                                                                
                                     
          Наблюдаем подъём воздушного  шара с башни крепости Беллинцона

Местом базирования нашего недолгого путешествия стал город Лугано, находящийся в том же кантоне Тичино. Это известный курортный город Швейцарии, расположенный на Лаго-Лугано, сравнительно небольшом живописном озере. Многочисленные бухты, лесистые горы, круто спускающиеся к воде, строения, установленные на террасах наиболее пологих склонов.

                 
Вид на город и озеро Лугано на фоне альпийских вершин
(фото Лили_aнна, Лугано, http://newwoman.ru/letter.php?id=882)

Центр Лугано – набережная-бульвар с изысканно подобранными растениями, цветущими почти круглый год. Здесь и азалии, и олеандры, и рододендроны. Под кроной высоких магнолий, спускающейся до земли, незаметно хранится садовый инвентарь. Секвойи, которые можно обхватить только вдвоем, пинии, пальмы, кипарисы. Цветочные бордюры,  обновляемые в соответствии со временем года. Все в безукоризненном порядке, все радует глаз.

В городе преобладает застройка середины-конца девятнадцатого столетия, добротная, красивая. К эпохе Ренессанса относится собор Сан-Лоренцо с фресками школы Леонардо да Винчи. Сохранился фрагмент Тайной вечери и жития Христа – крестный путь и воскресение на фоне Голгофы.

На улицах много памятников, определяющих пристрастия жителей, и современной пластики.  В специальной ротонде – бюст Джорджа Вашингтона. Поблизости помпезный памятник губернатору, присоединившему кантон Тичино к Швейцарии. Это позволило населению избежать многих приключений, выпавших на долю Италии. В Лугано есть музей современного искусства. Это искусство выплескивается в город в виде многоцветных инсталляций, оживляющих пространство. Кроме временной экспозиции художника Ротраута, встречаются работы, рассчитанные на вечное пребывание, например, известных скульпторов Арпа и Траваглини.

                              

                     Лугано.  Абстрактная фигура. Скульптор Арп   

                                

                      Носорог на набережной Лугано. Скульптур Травалгини.
 

                        
                       Лугано. Инсталляции  Ротраута. 

Неопределенность форм, отсутствие заданности, монументальности, очевидная эмоциональность, свобода трактовки образа делают эти скульптуры чрезвычайно привлекательными. Только одна дева грустит в  городском парке Чиани среди роскошных цветов, окруженная умиротворенным пейзажем, недалеко от городского района, называемого Paradis.

                                   
                                     

                   Лугано. Грустная дева среди Парадиза

И опять некая языковая метаморфоза. Рай на земле по-русски называется Эдем. В Европе на всех языках его называют Eden. Это слово часто встречается в Лугано и опять кто-то что-то не дослышал, как со звуками «б» и «в» в русском и европейских алфавитах.

Милан находится всего  в 70 км от Лугано, так что съездить туда было вполне естественно. В Милане я была уже второй раз, поэтому ограничусь новыми впечатлениями. Начало сентября, но здесь, в отличие от Германии, Швейцарии и пограничной с ней северной Италии,  уже чувствуется осень. Платаны, липы, каштаны облетели наполовину. Под ногами желтая сухая листва. Здесь осень определяется не приходом холодов, как на севере, а иссушением почвы, воздуха, самих растений. Цвести, плодоносить, зеленеть больше нет сил. Сбросить листья, плоды и достоять до новой животворной весны.

Качество городских миланских дорог сопоставимо с отечественными. У нас сетуют на пучины асфальта от промерзания почвы. Ну, а здесь что? И еще примета большого города – за недостатком автостоянок машины стоят на газонах, на которых уже не растет ни одна травинка.

На окраинах города большие стройки. Дома из стекла и стали хорошей архитектуры, дорожные развязки.  Красив новый стадион в нетрадиционном индустриальном стиле. Рядом ипподром, обозначенный с недавнего времени старо-новым символом Милана. Это  знаменитый конь, над которым Леонардо да Винчи работал 17 лет. Во время осады Милана генуэзцами уже отлитую статую перелили в пушки. Остались рисунки, эскизы.
 
Во время второй мировой войны Милан подвергся массированным бомбардировкам со стороны союзников (американцев). Было разрушено до 60% строений. Главные архитектурные ценности города – замок Сфорца и знаменитый Duomo – Кафедральный собор не пострадали. Сегодня последствия войны устранены. Тем не менее, в 1977 году американский миллионер-филантроп Чарльз Дент решил воспроизвести леонардовского коня по оригинальным зарисовкам и подарить его городу Милану. Это знак искупления вины за бомбардировки города, в которых Дент принимал участие в качестве пилота.  Работа продолжалась 20 лет, стоила 7 миллионов долларов. В 1999 году этот гигантский  восьмиметровый конь был воссоздан и установлен, видимо, уже навсегда.

 

                    Милан.  Конь Леонардо да Винчи.

Милан справедливо гордится своей причастностью к мировой культуре. Это ясно читается в топонимике города. Улицы, названные именами религиозных и политических деятелей - Карло Борромео, Висконти, Наполеона, Гарибальди, именами поэтов – Данте, Петрарки, именами художников – Буонаротти, Рафаэля, и, конечно, именами композиторов – Верди, Пуччини, Беллини, Моцарта.

Любовь итальянцев к музыке и их музыкальность общеизвестны. В Милане находится знаменитый оперный театр Ла Скала (Teatro alla Scala). Во время  прошлого моего  визита в Милан он находился на очередной реставрации. С 2004 года театр снова  открыт и мы воспользовались возможностью приобщиться, если не к очередному модному спектаклю, то хотя бы к музею театра.
 
Здание театра построено в 1778 году  на месте церкви Санта Мария дела Скала. Эта церковь была возведена в четырнадцатом веке женой миланского герцога Региной из веронского семейства де Ла Скала. Фамильный герб этого семейства – лестница (sсala).  Сложная история семейства Скала увековечена Данте, который нашел приют в Вероне после изгнания из Флоренции, и Шекспиром – «нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте».  Верона тоже не чужда музыкальных интересов. Там с давних времен проводятся летом под открытым небом музыкальные фестивали, но так получилось, что театра, носящего имя правителей Скала, нет.

Когда-то театр открылся постановкой оперы А. Сальери «Узнанная (признанная) Европа», специально заказанной композитору к этому событию. Похоже, что каждое открытие театра после восстановления в результате военных разрушений 1943 года или очередной реставрации, сопровождается этой постановкой. В музее показана вся история театра в портретах, скульптурах, масках, костюмах, документах. Несколько залов посвящены отдельным особенно знаменитым спектаклям – «Аида», «Кармен», «Манон» и др. Все итальянские оперы прошли через сцену театра, благо Россини, Доницетти, Беллини, Верди, Пуччини щедро обеспечивали репертуар. В девятнадцатом веке репертуар стал вполне международным. Вагнер, Бизе, Чайковский, Мусоргский. А в двадцатом появились Дебюсси, Шостакович, Прокофьев. В течение тридцати пяти лет главным художником театра был Н.А. Бенуа. Кто только не пел не этой сцене? Карузо, Тита Руффо, Шаляпин, Собинов, извечные соперницы Мария Каллас и Рената Тебальди.

Музей театра примыкает к фойе и главному залу. Из ложи второго яруса можно посмотреть  помещение зала. Все традиционно. Шесть ярусов лож и галерей. Красная обивка кресел и бордюров. Похоже на московский Большой, кстати, построенный почти одновременно. Мариинский в Петербурге и Венский оперный моложе почти на сто лет. Плафон театрального зала без ангелов, амуров и небесной голубизны. Скромный геометрический рисунок. Нам удалось посмотреть целое действие репетиции балета «Сон в летнюю ночь» Мендельсона - Бартольди. Возобновлялась постановка Баланчина. Танцевала Полина Семионова. Наши. Знаменитого свадебного марша мы не дождались. Зато посмотрели афиши ближайших постановок. Афиша симфонического концерта Ю. Темирканова.  Цены на билеты разумные от 15 до 30 евро.

                                   
                                         

                                   Афиша о гастролях Ю. Темирканова в Ла Скала

Теперь о главной цели нашего путешествия -  озере Лаго-Маджоре. Оно - таки большое, 66 километров в длину, сложной формы с расширениями и островами, окруженное залесенными горами. Через озеро протекает река Тичино.

Административно Лаго-Маджоре находится в двух странах – Италии и Швейцарии. Именно здесь происходит последняя часть романа Э. Хемингуэя «Прощай, оружие», в которой главный герой, Фредерик Генри, бежит от ужаса первой мировой войны в нейтральную Швейцарию. Из итальянской Стрезы, где его преследуют, как дезертира,  он со своей возлюбленной Кэт пересекает на парусной лодке озеро и оказывается в безопасной Швейцарии.

В итальянской части озера мы побывали на знаменитом курорте Стреза. Он часто упоминается в художественной литературе, как место изысканного отдыха и приюта богатых и знаменитых персон.  Многозвездочные отели,  рестораны, бутики, сувенирные магазинчики. Вместо традиционного курзала – дворец конгрессов, где проводятся «музыкальные недели» с известными музыкантами. В нем же находится  зал Пьетро Каноники – итальянского скульптора, много работавшего по заказам русских, в частности, императора Николая II. К сожалению, почти всё, что он сделал в России, погибло. Репутация «любимый скульптор последнего императора» создала ему врагов во всех слоях общества. Самая крупная работа П. Каноники был памятник героям русско-турецкой войны 1877-78 гг. в Петербурге, на Манежной площади. На высоком постаменте из красного гранита конная статуя великого князя Николая Николаевича, окруженная барельефами, связанными с «покорением Царьграда». Естественно, что в восемнадцатом году памятник снесли.

                                   

Несохранившийся памятник в Петербурге Великому князю Николай Николаевичу (из  фотоархива). Скульптор П.Каноника.

Так же был опустошен дворец Ливадия в Крыму, где Каноника работал над интерьерами. Скульптурные портреты членов царской фамилии и приближенных в мраморе и бронзе в России подверглись тотальному уничтожению. Сейчас в России о существовании скульптора П. Каноники знают только специалисты. В Риме существует его музей, где хранятся работы, сделанные и оставшиеся в Италии. В Стрезе сохранен скульптурный портрет Николая II и княгини Демидовой работы П. Каноники.

И еще одна судьба, связанная с Россией и Лаго-Маджоре. Это скульптор Паоло (Павел Петрович) Трубецкой. Сын русского дипломата, он родился на этом озере, в имении своего отца. Здесь же он и похоронен. Примерно десять лет жизни он провел в России и был тесно связан с русской культурой.  В Русском музее, в Петербурге выставлено много его работ. Он – автор памятников - Толстому, Гарибальди, Данте, Пуччини. Тесно связанный с импрессионистами, в частности, с Роденом, Трубецкой стремился выразить собственное видение портретируемого. Так это и произошло при создании памятника Александру III в Петербурге. Почти семь лет работы было посвящено этой скульптуре. Заказчики остались недовольны. Публика восприняла  памятник иронически. Идеи импрессионизма еще явно не овладели массами. Установленный на Знаменской площади, около Московского вокзала (после революции Площадь Восстания), он вызывал насмешки.
«Стоит на площади комод,
На комоде - бегемот,
На бегемоте - обормот
На обормоте – шапка».
После революции пьедестал украсили политически ангажированные стишки Д.Бедного:
«Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславья:
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья».
Интеллигенция воспринимала памятник несколько иначе.  В.Я. Брюсов так выразил свои впечатления от образа «стынущего над толпой» самодержца:
«... на коне тяжелоступном,
В землю втиснувшем упор копыт,
В полусне, волненью недоступном,
Недвижно, сжав узду, стоит».
А  И.Е. Репин идею этого монумента определил так: «Россия, придавленная тяжестью одного из реакционнейших царей, пятится назад». Сам Трубецкой иронически говорил, что он хотел просто показать, что одно животное сидит на другом. В общем,  город не полюбил этого всадника в отличие от скачущего «Медного», хотя Петр Алексеевич «нрава был не лилейного».

Я, конечно, не застала памятник на площади Восстания, но однажды, будучи в Русском музее, случайно обнаружила его во дворе, закрытом для посетителей. Он почти испугал размерами, кажущимися особенно подавляющими в крохотном дворике, мрачностью и отчужденностью от реальной жизни. В девяностых годах, когда происходила очередная переоценка всех ценностей, памятник извлекли  из заточения и установили во внутреннем дворике Мраморного дворца. Там ему явно тесно, но все-таки, место достаточно почетное для этого произведения искусства. Так что теперь русский итальянец с Лаго-Маджоро представлен в Петербурге вполне достойно.



Памятник Александру III около Мраморного Дворца в Петербурге.   Скульптор Паоло Трубецкой

История Лаго-Маджоре связана с известной в средние века фамилией Борромео. Эта семья владела землями и островами на озере, из их среды вышли многие кардиналы и епископы Италии. Наиболее знаменит Карло Борромео, архиепископ Миланский, похороненный в крипте Миланского собора и причисленный к лику святых. Место его рождения,  городок Арона на озере отмечен гигантской бронзовой статуей, высотой 35 метров. К лику святых Карло был причислен за активную помощь больным чумой. Кроме того, он финансировал облицовку Миланского собора мрамором (кстати, наш соотечественник, промышленник Демидов, финансировал облицовку флорентийского собора, о чем на фасаде сделана соответствующая запись.).

Родственник святого, граф Карло III Борромео создал для своей жены Изабеллы де Адда на острове близ Стрезы поистине еще одно чудо света. Остров носил имя Изабеллы, но позднее название упростилось до «Изола Белла»  в переводе «Красивый остров».
                         

 

Стреза. Вид на остров Изолла Белла сверху (программа «Планета Земля» Google)

Эпоха барокко представлена здесь дворцом и террасными садами. Несмотря на девиз рода Борромео «смирение», роскошь декора соответствует царской. Живопись эпохи возрождения, галерея шпалер фламандской работы, выполненной по заказу графов на зооморфные темы, венецианские люстры, флорентийская мозаика – скромный перечень украшений приемных покоев. А приемы тут были во все времена. Их устраивали,  помимо Карло IV Борромео, неаполитанские короли. Наполеон Бонапарт останавливался здесь во время пребывания  вместе с Жозефиной в завоеванной им Италии. Муссолини встречался  с представителями Англии и Франции в попытке создать блок спротив Гитлера и Сталина.

Нижний этаж дворца предназначен для приятного времяпрепровождения в жаркие летние дни. Он декорирован разноцветными туфами, мрамором, речной галькой, ракушечником. Имитация природы и водной стихии. Его называют «дворцовые гроты». Здесь также содержатся некоторые археологические находки, скульптура, коллекция кукол - марионеток.



          Стреза. Дворец Изолла Белла (вид с озера)


                       
        Стреза. Сад Изолла Белла (вид с озера - Википедия)

Большое впечатление производят сады. Они очень невелики по площади, но тут есть и террасы, и клумбы, и бордюры из цветов, и водоемы, и буксовые узорчатые газоны. Кажется, нет такого садового стиля или вида декора, который не был бы тут представлен. Не приходится говорить о разнообразии и роскоши растений, подобранных для этого сада. Но чего я не видела никогда, да и не слышала о существовании, это павлины – альбиносы. Абсолютно белые, они свободно разгуливают по саду. Их распущенные полупрозрачные хвосты производит впечатление ни с чем не сравнимого сияния.

          

         Стреза.  Сад  Изолла Белла. Павлин – альбинос (Википедия)

                       
            Стреза. Цветники сада Изолла Белла

Северная швейцарская часть озера это Локарно и Аскона. «Покой и воля», как состояние Швейцарии последних столетий, определили ее привлекательность для инакомыслящих всех видов. Революционеры, страшно далекие от народа, и более близкие к нему идеалисты, недовольные мироустройством, пациенты знаменитых венских психиатров, деятели искусства в поисках прекрасного, все стремились к высокому, в горы, в уединение от пошлого окружающего мира. И таким магнитом для них стала Аскона – маленький рыбацкий поселок на берегу Лаго-Маджоре. Гора, возвышающаяся над ним, носит название «Монте Верита» - гора Истины. В 1891 году на ней был построен монастырь Фратернитас – Братство. Позднее здесь обосновалась  колония поселенцев, желающих перестроить личную жизнь и жизнь общества на основе теософских представлений. Здесь исповедовался культ здоровья, вегетарианства, свободной любви. В конце ХIХ, начале ХХ века сюда потянулись представители богемы. В Асконе бывали русские анархисты М. Бакунин, П. Кропоткин, ученик Фрейда психоаналитик Карл Густав Юнг, американская танцовщица Айсидора Дункан. Здесь жили  немецкие литераторы Рильке и Герман Гессе,  русский поэт Максимилиан Волошин. Особенно притягательна была Аскона для художников. Братство Св. Луки, созданное в Мюнхене Василием Кандинским, Габриелой Мюнтер и Полем Клее, переместилось в Аскону. Здесь жили и работали Алексей Явленский  и Марианна Веревкина.  Веревкина прожила здесь до конца жизни и завещала свой архив и полотна, созданные по ее просьбе членами Братства специально для Асконы,  городу. На его основе создан музей современного искусства.

Потом эту эпоху назовут «Прекрасной» – la belle epoque. Она дала миру стиль модерн в архитектуре, живописи, музыке, литературе. Изысканная простота, отточенность деталей, эротичность, поиски высоких идеалов. Её влияние охватило всю Европу. Она нашла свое выражение в России. Петербургская богема, собиравшаяся в «Башне» Вячеслава Иванова, на Таврической улице была северным аналогом Монте Верита. Одевались в тоги, туники, хитоны, экзотические наряды. Сам Вячеслав Иванов, философ, исповедующий культ античности, пытался объединить христианство и язычество, создать «вселенскую соборность», переустроить жизнь на основе всеобщего братства. К нему примыкал Д.С. Мережковский,  религиозный философ,  христианский мистик, писатель, автор трилогии «Христос и Антихрист». Ещё имена, близкие русским людям: художники «Мира искусств», поэты символисты и акмеисты – З.Гиппиус, А.Блок, А.Ахматова, Л.Н.Гумилев, А. Белый, М. Кузьмин, М.Волошин. Здесь на Таврической  Блок читал свою «Незнакомку». Помните: «И пьяницы с глазами кроликов «in vino veritas» кричат». Российский «Серебряный век». Эта эпоха внезапно кончилась, и тогда все поняли, что она была прекрасной. Прекрасную эпоху прервала первая мировая война. «Приближался не календарный, настоящий двадцатый век» с русской революцией, после которой все, сделанное этими людьми, получило название декаданса,  и было надолго изъято из употребления. «Век - волкодав» - так виделся XX век по прошествии его трети. А дальше «те роковые сороковые», победа в войне, но ощущение нехватки воздуха в России не проходило. «Что-то воздуху мне мало»… «Лечь бы на дно, как подводная лодка. И позывных не передавать» - писал В. Высоцкий. Уже не воспарить в горные выси, а зарыться ниже некуда -  настроение конца двадцатого века.

Обитатели Монте Верита на Лаго-Маджоре с душевной болью наблюдали конец прекрасной эпохи. Арт нуво сменился немецким экспрессионизмом с его трагизмом, горечью, разъятостью, жестокостью.

Говоря об Асконе, нельзя не сказать отдельно о Ремарке. После успеха «Am Westen nichts Neues» (На западном фронте без перемен) он смог купить в Асконе дом. Может быть, это спасло ему жизнь.
 
Во время прихода национал-социалистов к власти, Ремарка предупредили, что он находится в списках пацифистов, идейно чуждых власти. Это означало запрет и сожжение его книг. Светила  перспектива ареста.   Ремарк в 1933-м спешно бежал в безопасную Швейцарию, в Аскону. Его старшую сестру, портниху Эльфриду Шольц постигла другая судьба. За антивоенные и антигитлеровские высказывания она была арестована в 1943-м и казнена. Теперь в ее честь названа улица в родном городе Ремарков Оснабрюке. Памяти своей сестры Ремарк посвятил роман «Искра жизни». В Асконе нашли прибежище многие гонимые тех лет, а Ремарк дожил здесь до своего конца. Здесь же он похоронен. Увидеть сейчас дом Ремарка трудно. После нескольких перепродаж, его нынешние владельцы хотят спокойно жить, а не удовлетворять любопытство многочисленных поклонников писателя. Художественные коллекции писателя вдова передала за океан. А в Асконе остались только воспоминания.

Что можно сказать об Асконе сегодня? Она прекрасна. Прекрасна своим  уютным умиротворенным видом. Прекрасна горным окружением и покоем водной глади. Прекрасна воспоминаниями и ассоциациями, которые она вызывает.
 


                                           Аскона

И еще одна личность, любимая в Петербурге, по следам которой мы проделали обратный путь на север. Это Александр Васильевич Суворов. Его военные заслуги и личный авторитет было настолько велики, что несмотря на преклонный возраст и сложные отношения с Павлом I , он был назначен главнокомандующим русско-австрийскими войсками в Италии в 1799 году. До этого Наполеон лихо завоевал северную Италию, ущемив интересы Дома Габсбургов и разрозненных итальянских герцогств. Последующий ход истории призвал Наполеона в Египетский поход против Англии, что вызвало желание взять реванш в его итальянском арьергарде. Так Суворов и русские войска оказались в Италии. Как всегда,  Суворова сопровождали победы. Он освободил от французов Милан и Турин и дальше всю северную Италию. За это он получил от Павла титул князя Италийского. Франц, австрийский король (внук Марии Терезии), был удовлетворен и стал опасаться закрепления и усиления русских в этих местах. Суворова с армией стали вытеснять дипломатическими средствами на север, в горную Швейцарию. Путь был один – через Беллинцону, Сен-Готард, в долину Рейс, к озеру Четырех кантонов и Швицу.

Именно так пролегал наш обратный путь. Все было также как и тогда, кроме современных асфальтовых дорог, безопасных туннелей, современного автотранспорта, позволяющего проделать этот путь за несколько часов. Швейцарский поход Суворова начался, как и наш,  4 сентября. Вместо Сен-Готардского туннеля мы свернули на серпантинное шоссе с резкими поворотами и опасными обрывами. Погода, расслабляюще ласковая, сменилась похолоданием и плотной слоистой облачностью. Видимость в этих облаках иногда почти исчезала и автобус двигался часто «на ощупь». Перевала мы достигли к вечеру. Плато, лишенное растительности. Высота 2108 метров. Несколько строений и памятник Суворову. Могучим сложением полководец никогда не отличался, а тут он изображен совсем тщедушным на дохловатой лошадке, которую ведёт швейцарский проводник.  Памятник открыт к 200-летию перехода русской армии через Альпы.   Скульптор Дмитрий Тугаринов.

                          

         Памятник Суворову на Сен-Готардском перевале

Сен-Готард был не самым трудным испытанием похода. Дальше следовало бездорожье с едва проходимыми тропами, с которых срывались в пропасть люди, мулы, лошади. Все это в состоянии военных действий с укрепившимися французами. Свой швейцарский поход Суворов закончил 1 октября, приведя армию на зимние квартиры. Сам же он поспешил в Петербург, где был пожалован титулом генералиссимуса и вскоре умер в возрасте 71 года.

Похоронен Суворов в Александро-Невской лавре. На могильной плите простая надпись: «Здесь лежит Суворов».  Для религиозного человека это, наверно, лучшее место успокоения. После его смерти около Марсова поля ему был установлен памятник. Суворов изображен романтично-воинственным, в латах, с мечом и щитом.

    

            Памятник Суворову на Марсовом поле в Петербурге

Одна из центральных улиц в городе носит название Суворовский проспект. В Петербурге есть Суворовское военное училище. В 1904 году на Кирочной улице был создан музей Суворова. Красивое здание, стилизованное под древние русские крепости. Его украшают две мозаики. Одна «Отъезд Суворова в поход 1799 года» по эскизу Н.А. Шабунина. Мозаику выполнил М.И. Зощенко, известный мозаичист, отец писателя М.М. Зощенко. Сын тоже принял участие в выполнении этой работы. Он выложил елочку в нижнем углу картины. Вторая мозаика «Переход Суворова через Альпы в 1799 году» сделана по эскизу А.Н. Попова и выложена Н.Е. Масленниковым. О незаурядной личности и эксцентричности Суворова существуют и поддерживаются легенды – это то, что называется «народная слава».

Вот  такие ассоциации, связанные с Петербургом, Россией, с «Серебряным веком», вызвала у меня эта поездка в Итальянские Альпы.

 

Комментарии ( 2 )
Авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий и участвовать в обсуждении.

Очень понравилось описание «перехода» через Альпы по Суворовскому маршруту! А памятник Суворову удивил (измученный герой на загнанной лошадке?). Он, наверное, так и выглядел после безумного перехода, гибели полутора тысячи русских солдат , предательства австрийских союзников… Но не о таком Полководце писал его противник, наполеоновский маршал Массен: «Я отдал бы все свои победы за один Швейцарский поход Суворова». Поэтому истинный Памятник тем событиям – картина Сурикова «переход Суворова через Альпы».

14 июня 2012, 01:16

И, всё-таки, истинный памятник ему - могильный камень, на котором выбиты слова: "Здесь лежит Суворов". В них - слава и народное признание. Написано же о нём много. Спасибо, что заглянули.

15 июня 2012, 21:13
максимальная длина сообщения 1000 знаков
Напиши оригинальный комментарий и получи приз!
Facebook Twitter Вконтакте Mail.ru LiveJournal Yandex
Что изображено на фото?

Где находится и чему посвящена композиция?

Выиграйте 50 баллов от
Культ-Турист.ру
Вы должны авторизироваться чтобы ответить на вопрос!




Опрос пользователей

В нашем приложении "Путеводители Культ-Турист" уже 26 стран, а каких стран лично вам не хватает?

Польша

Швеция

Украина

Хорватия

Словакия

Норвегия

Дания

Литва

Турция

Другой страны

Результаты
  © 2017 Туристический портал
Разработка блога - МираВеб
RSS