Cult-turist.ru
На главную Карта сайта Обратная связь
Cult-turist.ru
Достопримечательности Италии, Рим, Венеция, Флоренция, Тоскана, Неаполь, Верона Италия, Лигурия, Падуя

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar
Комментарии пользователей

Милан

Милан

История Миланa

Милан в наши дни - один из крупнейших городов Италии и экономическое сердце не по-средиземноморски деловитой Падании, самого богатого и развитого региона страны. Эта ключевая роль в регионе сохранялась за ним (с редкими перерывами) на протяжении всей итальянской истории.

Истоки

Если верить «Истории» Тита Ливия, город был основан на рубеже 7-6 веков до н. э., когда на север Италии вторглись племена галлов–инсубры, сеноманы и бойи. Земли вокруг Милана в те годы оказались заняты инсубрами, которые среди переправившихся через Альпы племен считались самым мощным и воинственным народом.

Кельтское имя поселения звучало примерно как Меделанон – а это означает, согласно одной из версий, «святилище» (название довольно характерное для кельтских местностей, похожие топонимы встречаются по всей Западной Европе). Что интересно, недавние исследования остатков доримского Милана действительно навели некоторых авторов на мысль, что первоначальная структура города могла быть связана с астрономическими представлениями кельтов и носить ритуальный характер. Насколько правдива гипотеза о сакральности древнего города, не очень ясно (слишком уж много в литературе последних лет спекуляций на подобную тему), но если это и вправду так, то вполне объяснимо, почему в короткий срок из маленькой деревушки он превратился в значимый местный центр. Однако, положа руку на сердце, более тривиальным и заслуживающим доверия объяснением кажется выигрышное положение города на перекрестье основных местных путей.

В начале 4 века до новой эры в земли инсубров пришли галлы-сеноны под началом знаменитого Бренна, победителя римлян при Аллии и автора крылатой фразы «горе побежденным». Скудные полулегендарные свидетельства говорят нам, что Бренн приказал переосновать Меделан, и что в те годы тот стал именоваться Альбой. Из них же следует, что после этих событий роль Альбы-Милана серьезно возросла – древние авторы описывали его едва ли не как столицу всей «ближней» Галлии.

Однако годы шли, и Римская республика устремила взоры на галльские земли. В 222 году до н. э. войско союзных галльских племен было разбито консулом Сципионом при Кластидии, и в том же году пал и Милан.

Покорение Цизальпинской Галлии римлянами растянулось на долгие годы–свои коррективы в планы завоевателей внесли Вторая Пуническая война и перешедший через Альпы Ганнибал. Первое время Меделан, который с этих пор именовался все больше на латинский манер, Медиоланум, пользовался большой автономией, однако постепенно, после ряда закончившихся неудачей столкновений инсубров с римскими войсками ему пришлось смириться с ролью вассала-«союзника».

Впрочем, окончательное подчинение Инсубрии не сказалось отрицательно на процветании Медиолана, тем более, что его жители отныне получили доступ ко всем благам римской культуры, а окрестные земли благодаря внедрению римских способов хозяйствования стали давать вдвойне богатый урожай зерна и винограда. После прокладки римлянами через Паданию сети дорог Милан оказался и важнейшим транспортным узлом, после чего сюда стали стекаться невиданные до той поры богатства. Стоит ли удивляться, что когда в начале 1 века до н. э. Италию сотрясло восстание италийских городов - «союзников» Рима, медиоланцы решили не принимать в нем участия – и в благодарность за это в 90 году до новой эры на город была распространена римская правовая система (это влекло за собой многочисленные привилегии). Вскоре за тем была образована провинция Цизальпинская Галлия, и Медиоланум стал ее столицей.

Северная столица

Постепенно Медиоланум превратился в один из крупнейших городов Италии. По всей ближней Галлии славились здешние школы и театры, а во 2 веке н. э. в городе появился и собственный монетный двор.

Конечно, близость к италийским границам означала еще и угрозу со стороны осмелевших ко времени заката Империи варваров (чего стоило вторжение алеманов в 259-260 годах), поэтому в Медиолануме разместились и крупные военные силы – а это, пусть и несколько мешало экономическому развитию города, прибавило ему веса в римском мире.

Поэтому, быть может, когда в 286 году император Диоклетиан решил разделить империю на две половины, именно Медиоланум он выбрал столицей западной части - и сюда въехал двор одного из цезарей.

Двадцать семь лет спустя в Медиолануме случилось знаковое для всего римского мира событие–императорским эдиктом христианам была дарована свобода исповедания веры. Еще недавно подвергавшиеся гонениям, они стали отныне доминирующей конфессией в Империи. По всему Медиолануму в 4 столетии выросли храмы-базилики (в одной из них, кстати, принял крещение Августин из Гиппона, в будущем – крупнейший из отцов Церкви);и поныне здесь сохранилось несколько замечательных образцов раннехристианской архитектуры, которые, хоть и не могут соперничать по блеску с более поздними памятниками, скажем, Равенны, тем не менее представляют большой интерес и для исследователей, и для любителей зодчества.

Стоило христианству стать официальной религией, все его внутренние противоречия стали государственным делом, а Медиоланум как столица Западной империи и крупнейший после Рима религиозный центр Италии, стал витриной церковных противоборств. Популярное в 4 веке учение Ария о природе Христа, в котором тот признавался не равным Отцу, а лишь подобным ему, непредвечным и небезначальным, было осуждено на Никейском соборе, однако сдавать своих позиций не собиралось; в какой-то момент в городе существовали параллельно два диоцеза – один никеанский, другой арианский. На этом фоне решающую роль в борьбе с арианством, признанным ересью, и уходящим римским язычеством сыграл епископ Амвросий – позже он был канонизирован и стал святым покровителем Милана.

Так Медиоланум дожил до конца античности.

Начало средневековья

Следующий, 5 век начался для города тревожно. Подступившие в 402 году к стенам столицы орды готов испугали и горожан, и самого императора Гонория - после этого он счел за лучшее перенести свою резиденцию подальше от италийских границ, в Равенну. После пика своего процветания в 4 веке, которое пришлось на царствование Феодосия, Медиоланум вступил в пору испытаний – в середине 5 века до Италии докатилась гуннская волна, и в 452 году городу пришлось пережить осаду войсками Атиллы. Крушение в 476 году Западной Империи как государства и длительные византийско-готские войны за контроль над Апеннинами окончательно подорвали мощь былой столицы, особенно чудовищно оказалось разорение города готами в 539 году.

Поэтому, когда вскоре после описываемых событий Северную Италию заняли лангобарды, их король Альбоин в качестве своей резиденции выбрал относительно небольшой Тицинум (ныне Павию). После того, как лангобарды в 569 году вошли в Медиоланум, здешний патрициат и епископский двор вынуждены были переехать в Геную, и их изгнание продлилось около 80 лет. Обращенный в пепелище Медиоланум прозябал долгие годы, до тех пор, пока в конце 4 века король Агилульф не взял себе в жены баварскую принцессу Теоделинду. Христианка кафолического толка в отличие от лангобардов, ариан и язычников, она озаботилась восстановлением медиоланских храмов и самого города; по ее настоянию Агилульф даже перенес сюда из Павии свою резиденцию – после этого были отстроены городские укрепления с девятью башнями; Милан ожил.

Путь к независимости. Ломбардская лига

В 774 году Лангобардия была завоевана франками. Император Карл Великий сделал Милан столицей графства (графы, comites, пришли на смену лангобардским вождям-герцогам (duces)). Постепенно город восстанавливался и богател, и к концу эпохи Каролингов под графской и архиепископской властью он изрядно расширил свое влияние на окрестные земли. Постепенно вставали на ноги и приобретали уверенность в себе и местные горожане;и чем лучше шли у миланцев дела, тем больше город выходил из-под контроля маркграфов (административно Милан входил в состав Восточно-Лигурийской марки вассального императорам королевства Италия). Немудрено, что к 12 веку здесь созрело полноценное движение за независимость от империи, которое повлекло за собою бурные события второй половины столетия.

В те годы бразды правления в имперских землях перешли к швабскому герцогу Фридриху по прозвищу Барбаросса. Золотой мечтой его было восстановить славу державы Карла Великого – ведь к моменту его воцарения в Империи та являла собой рыхлый конгломерат вассальных (причем зачастую только на бумаге) земель и государств. Италия была ключом к восстановлению былого государства, и понятно, что строптивое поведение Милана и постоянные разговоры о независимости были для Фридриха неизменным раздражителем.

Милан же стал к тому времени настоящим «гнездом сепаратистов» - все, кому не нравилась имперская власть, находили там радушный прием. Долго терпеть этого Фридрих не мог и не хотел, тем более, что жители других ломбардских городов, претерпевших от Милана обиды, будь то Лоди или Комо, все чаще взывали к нему о помощи. В 1158 году Барбаросса начал широкомасштабную кампанию в Ломбардии. Миланцы, не выдержав имперского натиска и осады, вынуждены были согласиться на условия Фридриха, существенно ограничившего их автономию–однако уже вскоре самочинно вернули себе свои вольности. В ответ на это Фридрих начал в 1161 году новую осаду Милана, и в 1162 году непокорный город был взят и разрушен – так, чтобы послужить хорошим назиданием другим. Городской клир, как и некогда после лангобардского вторжения, покинул пепелище и двинулся в Геную, а гражданам было приказано расселиться вне городских стен (незадолго до этого сами миланцы обошлись подобным же образом с жителями Лоди).

В 1164 году Фридрих ушел из Италии, а уже тремя годами спустя недовольные им коммуны заключили между собою союз - «Ломбардскую лигу». Милан был отстроен заново, и его граждане объединенными силами с ополчениями настроенных против Фридриха коммун стали готовиться к новой войне. Объединенными силами драться против Империи оказалось куда сподручней – в 1176 году при Леньяно Барбаросса потерпел сокрушительное поражение, и несколькими годами позже (окончательно – в 1183 году в Констанце) ему все же пришлось принять условия ломбардских коммун.

Время существования лиги и борьбы с Барбароссой хорошо показали, что несмотря на все потрясения, именно Милан является в Ломбардии ведущей силой. Даже его вечные враги и императорские союзники – взять хоть ту же Павию, а злее врага у миланцев в Ломбардии не было –вынуждены были присоединиться к возглавляемой им коалиции и выступить против своего сюзерена. Так Милан окончательно утвердил за собой роль регионального гегемона.

Делла Торре и Висконти

Дела у миланцев шли лучше некуда – они торговали и открывали финансовые конторы по всей Европе (помните слово «ломбард» - оно появилось именно в те поры) и без стеснения вмешивались в дела коммун поменьше. И чем сильнее становился Милан, тем острей вставал вопрос, кто же встанет во главе города.

На протяжение 12 столетия власть в нем удерживали пропапские группировки и семейства (борьба коммун с империей органично сливалась с борьбою пап с императорами и их «альтернативными» понтификами, а посему ломбардский сепаратизм явно поддерживался Римским престолом, а римский престол, соответственно, ломбардскими сепаратистами). В 13 веке вся полнота власти в городе досталась гвельфскому роду делла Торре. Еще с 1130-х годов выходцы из этой семьи оказывались в руководстве коммуны, но начиная с 1240 года, когда капитанство в Милане получил Пагано делла Торре, они смогли взять все городские органы под свой полный контроль.

Однако торрианская синьория продлилась недолго – в 1277 году очередного правителя из этой семьи, Наполеоне, сумел сместить городской архиепископ Оттоне Висконти.

Гибеллины Висконти были могучим семейством, и им, пусть и не сразу, но удалось укрепиться у власти в Милане надолго. И не только в Милане–разными путями представители семьи смогли добиться власти в большинстве окрестных городов, так что к концу 14 века их домены составили крупнейший в Северной Италии конгломерат.

Своего апогея мощь Висконти достигла, когда власть в городе досталась Джан Галеаццо I (1385-1402). Искусный политик и стратег, он сумел привести под свою руку не только большую часть Северной Италии, но и крупные города-государства в центральной части Апеннин - Пизу и Сиену. Задавшись целью построить крупнейшее в Италии государство, Джан Галеаццо как никто до него приблизился к этой цели – в 1395 году, уплатив императору Вацлаву IV 100 тысяч флоринов золотом, он получил для себя и своих наследников титул герцога; вскоре после его смерти формально прежде автономные домены влились наконец в Миланское государство.

Но наследникам Джан Галеаццо не было суждено развить его успех. На протяжении первой половины 15 века в непрерывных войнах, которые миланцы вели с соседкой - Венецией, город растерял изрядную долю своей территории. В 1447 году на герцоге Филиппо Мария пресекся и сам род.

Амвросианская республика. Сфорца

После смерти Филиппо Мария перед миланцами встал вопрос, как им жить дальше - тут и вспомнили про утраченные в 13 веке старые свободы. Восстановление республиканского строя стало всеобщим делом – ради него даже примирились на время городские гвельфы и гибеллины. Назвали республику в честь святого Амвросия – но увы, даже патрон города не смог обеспечить ее жизнеспособности. Дела у Милана шли хуже день ото дня, обрадованные политической нестабильностью в стане врага венецианцы брали город за городом – скоро от былого герцогства осталась жалкая полоска земли с Комо, Алессандрией и Новарой, и волей-неволей гражданам пришлось вновь искать «сильной руки».

Подходящей кандидатурой на роль таковой стал наемный кондотьер, прежде служивший у Висконти и успевший с ними породниться, Франческо Сфорца. К 1450 году кризис окончательно добил республику - и сенат Милана счел за лучшее преподнести Сфорца герцогский титул.

При жизни Франческо Сфорца так и не получил признания императором своих прав – это случится лишь в 1494 году, когда у власти будет находиться его сын, Лодовико. Однако память по себе он оставил добрую. Проведя ряд прогрессивных реформ, позволивших улучшить сбор налогов, и тем самым упрочив экономическое положение Милана, Сфорца смог вывести могущество города на прежний уровень. Хороший политик, он сумел вскоре наладить близкие личные отношения с правившим во Флоренции Козимо Медичи, и, прекратив изнурительную многолетнюю войну в Ломбардии, смог в 1454 году добиться компромиссного соглашения о балансе сил между Миланом, Флоренцией, Неаполем и Венецией, крупнейшими на тот момент итальянскими государствами. Заключенный в Лоди пакт между сторонами («Лодийский мир») обеспечил Италии несколько десятилетий процветания и спокойствия.

Двор Сфорца был под стать их мощи – знаменитейшие творцы своего времени почитали за честь блеснуть под покровительством всесильных герцогов. Однако, в отличие от изящной Флоренции, воинственный Милан не стал столицей искусств, хотя тут трудились поистине выдающиеся художники и архитекторы (взять хотя бы Браманте или Леонардо). Для Сфорца интереснее были последние достижения в математике и механике, и неслучайно в связи с Миланом знаменитые чертежи военных машин Леонардо, представленные им герцогу Лодовико, вспоминают едва ли не чаще, чем его «Тайную вечерю» в здешнем монастыре Санта-Мария-делле-Грацие.

Но, как ни многообещающим было правление Сфорца, ему не суждено было продлиться долго – в 1494 году грянули Итальянские войны. Франция и Империя делили сферы влияния в Европе, и Италия стала полем их битвы;герцогу Лодовико необходимо было определяться с союзником. Франция показалась ему слишком опасным партнером – и Милан предпочел встать под знамена Империи (впрочем, это было его прямым вассальным долгом). Однако как соперник французы оказались еще опасней, и в 1500 году войска короля Людовика XII победоносно вошли в Милан;герцога же Лодовико, пленив, вывезли во Францию, где тот впоследствии и скончался.

Лишь после 1525 года, когда очередной французский король Франциск I потерпит сокрушительное поражение в битве при Павии, станет возможно возвращение Сфорца в Милан. Ненадолго – до 1534 года – герцогом Милана при содействии императора и испанского короля Карла V станет Франческо II; его таинственная смерть окажется впоследствии для покровительницы-Испании поводом аннексировать герцогство и назначить туда своего губернатора.

В Испании и Австрии

Превратившись из столицы крупнейшего итальянского государства в один из «областных центров» большой империи, Милан стал напоминать бледную тень себя прежнего. Было бы, конечно, несправедливо сказать, что годы правления испанцев ничего не дали городу. Чего стоили иезуиты и просветители братья Борромео, которые основали в Милане знаменитые Академию и Библиотеку святого Амвросия. Но в остальном испанский период миланской истории прошел под знаком нафталиновой пышности престарелой державы и экономической стагнации, усиленной последствиями чумного мора 1630 года (именно эта эпидемия принесла здесь наибольшие разорения – знаменитая «Черная смерть» 1348 года, выкосившая пол-Европы, Милан пощадила).

Так что смена власти в 1713 году с испанской на австрийскую после Войны за испанское наследство стала для города большим благом. Динамично развивающаяся империя заботилась о своих провинциях куда сильнее умирающей Испании – и в Милан вновь вернулся прежний блеск. Пожалуй, самое значительное наследие австрийских времен в Милане – это театр Ла Скала, основанный в 1776 году – шутка ли, одна из лучших в истории оперных площадок. Но благополучное правление австрийцев закончилось еще прежде, чем наступил 19 век, будучи прервано наполеоновскими войнами.

Наполеоновский период

В 1790-е годы Австрия увязла в борьбе с революционной Францией. Командующий французской армией генерал Бонапарт вторгся в 1796 году в Италию, и уже на следующий год, заключая в Кампо-Формио унизительный мир, Австрия была вынуждена отказаться от владения Ломбардией.

Новый хозяин Милана и всего региона, Наполеон старался апеллировать к древней истории захваченных земель. Новосформированную в Ломбардии республику он назвал Цизальпинской, а позже, когда необходимость в республиканском антураже отпала, и бывший первый консул сделался императором, он прибыл в Милан, чтобы возложить на себя Железную корону лангобардских владык. Впрочем, уважение Наполеона к здешним традициям едва ли было искренним – немалая часть ломбардских реликвий будет по его приказу переплавлена в миланских печах для покрытия военных расходов.

Милан пробудет столицей различных пронаполеоновских государств до 1814 года, когда Франция наконец окажется разгромлена. По результатам договоренностей победителей в Вене он как центр новообразованного Ломбардо-Венецианского королевства будет передан обратно Австрии.

Рисорджименто. В единой Италии

Посленаполеоновская Европа, изгнав, казалось бы, призрак бонапартизма и гарантировав на Венском конгрессе незыблемость «старого порядка», обеспечить таковую уже не могла. Весь континент – от Франции до разделенной Польши – стали сотрясать антимонархические и национально-освободительные выступления. Настоящим громом для империй сделался 1848 год – полыхнуло почти одновременно в разных странах.

В Италии в это время началась так называемая Первая война за независимость, и в Милане ее с готовностью поддержали. Горожанам удалось изгнать из города австрийский гарнизон генерала Радецкого и некоторое время удерживать позиции – эти события позднее получили имя «Пяти дней Милана». Тогда австрийцы вернулись, но Габсбургам уже недолго оставалось владеть Миланом – в 1859 году его жители будут праздновать вхождение города в состав Сардинского королевства, которое с 1861 года станет уже называться Итальянским.

В непростое для объединенной Италии время – в конце 19-начале 20 века, когда страна стала одним из крупнейших в Европе «поставщиков» эмигрантов в Америку, Милан стал настоящим локомотивом страны. Отсюда – по образцу Северной Европы и Британии - началась широкомасштабная индустриализация Северной Италии, благо основы для нее здесь были заложены еще австрийцами. Город сделался важнейшим стратегическим узлом страны – и в 20 веке за эту роль ему пришлось заплатить высокую цену.

Война

Чем больше в городе капиталов и производств, чем оживленнее его транспортные узлы, тем сильнее ему достается во время войны. Бомбежки Второй мировой задели Милан серьезнее других городов. Немалая часть его наследия либо оказалась безвозвратно утрачена, либо была серьезно повреждена. Пожалуй, самый знаменитый пример – уже упоминавшаяся «Тайная вечеря» Леонардо, восстановить которую, после того, как в трапезную монастыря Санта-Мария-делле-Грацие попал фугас, было поистине титанической работой; недешево обошлось и поднятие из руин театра Ла Скала, и реставрация других памятников.

Так получилось, что именно здесь, в Милане, была поставлена символическая точка в истории итальянского фашизма. Еще в 1943 году Италия, сбросив режим Муссолини, покинула германский лагерь и присоединилась к антигитлеровской коалиции. Ломбардия же вместе с Миланом, находясь в руках немцев, до весны 1945 года оставалась в составе марионеточной республики Сало. Однако в конце концов пала и она, а Муссолини, уже однажды чудом выскользнувший из освобожденной части Италии, вынужден был снова податься в бега. Застигнутый в пути партизанами, диктатор был схвачен и расстрелян, а тело его было привезено в Милан.

Площадь Лоретта была в годы оккупации частым местом расстрела бойцов Сопротивления – поэтому труп Муссолини был вывешен здесь на всеобщее обозрение. Кровавому периоду – жестокий эпилог.

Наше время

Восстановленный после бомбардировок, сейчас Милан – город-миллионер, крупнейший финансовый узел Италии (что там Италия, один из важнейших в Европе) и самый динамично развивающийся центр самого богатого ее региона. Город подчеркнуто, по итальянским меркам, современный, он, тем не менее, остается в самом верху европейского туристического рейтинга и не выходит по посещаемости из первой мировой сотни. Оно и понятно - помимо переживших войну и поднятых из руин всемирно признанных памятников архитектуры и искусства вкупе со знаменитой оперой за городом в 20 веке прочно закрепилась еще и слава настоящей мекки мира моды и стиля.

А сколько знаковых для современной Италии имен происходят отсюда - режиссер Лукино Висконти (тезка одного из герцогов и потомок боковой ветви древнего рода), композитор Нино Рота, лингвист Джулиано Бонфанте. Даже непотопляемый премьер Берлускони – тоже миланец. А может ли быть иначе в северной столице?




Комментарии ( 0 )
Авторизуйтесь , чтобы добавить комментарий и участвовать в обсуждении.
Напиши оригинальный комментарий и получи приз!
Facebook Twitter Вконтакте Mail.ru LiveJournal Yandex
Что изображено на фото?

Где находится и чему посвящена композиция?

Выиграйте 50 баллов от
Культ-Турист.ру
Вы должны авторизироваться чтобы ответить на вопрос!
Календарь событий
 
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             






Опрос пользователей

В нашем приложении "Путеводители Культ-Турист" уже 26 стран, а каких стран лично вам не хватает?

Польша

Швеция

Украина

Хорватия

Словакия

Норвегия

Дания

Литва

Турция

Другой страны

Результаты
  © Все права защищены. 2009-2015 Cult-turist.ru - Туристический портал
Создание сайта - МираВеб
RSS